Карта сайта Главная страница Контакты

Газета “Факти” про претендентів

41-летнюю Леонору Намени занесли в Книгу рекордов Украины как самую многодетную мать в стране 41-летнюю Леонору Намени занесли в Книгу рекордов Украины как самую многодетную мать в стране
18.07.2011 10:45:07

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ» (Черновцы — Киев)

Однако статуса матери-героини женщина до сих пор не имеет

Новость о том, что 41-летняя буковинка родила… двадцатого ребенка, на прошлой неделе облетела многие украинские СМИ. Леонора Намени попала в Книгу рекордов Украины, фотографии многодетного семейства появились на первых страницах местных газет. Не привыкшие к такому вниманию Леонора и ее муж Янош поначалу не соглашались на встречу. «Жена ведь рожала не ради рекордов, — смущенно объяснял Янош. — Поэтому не стоит делать из этого сенсацию». Но для «ФАКТОВ» супруги все же сделали исключение, пригласив корреспондента на воскресный обед.

«Только на нашей улице около двухсот детей»

Разыскать семью Намени оказалось несложно — село Острица Герцаевского района, где они живут, находится буквально в километре от Черновцов.

 — Вы к Яношу и Леоноре? — поинтересовалась их соседка — брюнетка лет 50-ти. — Они сейчас в доме молитвы, воскресенье ведь. Подождите полчасика, пока закончится собрание. В селе о них теперь только и разговоров. И хотя мы давно привыкли к тому, что Леонора каждый год беременна, но никто не считал, сколько у них детей. Думали, около пятнадцати. А тут на тебе — двадцатый малыш!

 — У нас в селе многодетных семей хватает, — присоединяется к разговору пожилой мужчина. — У кого-то десять детей, у кого-то четырнадцать, а то и больше. Но семья Яноша — одна из самых порядочных и благополучных. Они с женой очень работящие, построили дом, обеспечивают детишек всем необходимым. А то ведь, бывает, детей много, а прокормить их нечем. У них же ребята всегда сытые, опрятные. И вежливые — поздороваются, поинтересуются, как жизнь, здоровье. Подумать только — двадцать детей! И при этом ни бабушек, ни дедушек, ни нянь. Да у них, казалось бы, не должно оставаться ни секунды свободного времени. Но если в селе субботник или какие-то сельхозработы, Янош обязательно придет.

Минут через двадцать собрание, по-видимому, закончилось, и к нам подкатил белый микроавтобус.

 — Это вы из «ФАКТОВ»? — с акцентом спросил приветливо улыбающийся худой темноволосый водитель, оказавшийся главой семейства Яношем. — Садитесь в машину, нам уже пора на обед.

В микроавтобусе все сиденья были заняты — с Яношем ехали почти все члены семьи. Увидев меня, ребятишки начали наперебой здороваться.

 — Младшие у нас ни украинского, ни русского не знают, — объяснил глава семейства. — Дома мы говорим на румынском, школа тоже румынская. Поэтому вас поймут только самые старшие. Думаю, не надо объяснять, почему вместо машины я купил эту «лошадку» (собеседник похлопал рукой по рулю. — Авт.). Ни в каком джипе дети не поместились бы. Удовольствие, конечно, не из дешевых — пришлось даже продать кусочек земли. Но иначе никак — село большое, тот же дом молитвы, как видите, довольно далеко. А мы туда ездим почти в полном составе, берем с собой даже годовалых братьев-двойняшек.

— Да и школа, я смотрю, не близко…

 — Туда дети как раз ходят пешком. Старшие отводят младших в садик и идут на занятия. У нас в семье все работает как часы: каждый знает, что и когда должен делать — когда помыть посуду, покормить малышей. Все привыкли. Леонора последние несколько лет не работает — ей хватает домашних хлопот. Приглашать в дом чужого человека, пускай это будет даже очень хорошая няня, не хочется. Сами справимся.

Заметив, что все внимание детей переключилось на меня, Янош добавил:

 — Они у нас очень общительные и любопытные. Другие дети боятся незнакомцев, а у нас наоборот — присматриваются к человеку, заводят разговор. Впрочем, это неудивительно. В такой большой семье, как наша, дикарем не вырастешь. Стоит выйти во двор, тут же найдешь себе компанию. В селе многодетных семей не перечесть. Только на нашей улице около двухсот детей.

Пока ехали к дому Яноша, постоянно встречали детей разных возрастов. Одни сидели в уютных беседках около дома, другие играли в волейбол на спортивной площадке. Двор семьи Намени уютный и просторный. Здесь и скамейки, и беседки, и красивые клумбы. Сам дом тоже немаленький. Хоть и одноэтажный, но в нем насчитывается семь комнат. А со временем их может стать больше. По словам хозяина, если членов семьи прибавится, придется расширяться.

 — Добрый день! Милости просим! — показалась на пороге крупная улыбающаяся женщина с длинными темными волосами, стянутыми в хвостик.

Вслед за нами с Яношем из машины гурьбой выбежали дети. Большая прихожая в один миг стала похожа на гардеробную — ребятишки развесили свои куртки. Скомандовав на румынском «А ну-ка мыть руки!», старшие девочки повели малышей в ванную комнату. Мы с Яношем и Леонорой прошли в гостиную. Новая мебель, роскошный пушистый ковер, компьютер — в квартире очень уютно. В углу комнаты стоит музыкальный синтезатор.

 — Это я так расслабляюсь, — улыбается хозяин дома. — Не профессионал, играю в свое удовольствие. Иногда и дети приходят поиграть. Книги тоже читают (Янош указал на заставленные литературой полки. — Авт.). А вот за компьютер ребята садятся крайне редко — разрешаем только в том случае, если нужно что-то найти по учебе. Что такое компьютерные игры, они понятия не имеют.

«В черновицком роддоме меня уже знают все врачи — приезжаю к ним каждый год»

nameni-2.jpg

 — Это Диана-Роде, Табита, Наоми… — начала знакомить меня с детьми Леонора, едва они вошли в гостиную. — А вот наш младшенький Барнаба. Завтра ему исполняется месяц (хозяйка показывает сверток с большеглазым розовощеким младенцем. — Авт.). Теперь всех поровну: десять мальчиков и десять девочек. Мальчик родился крепеньким — вес 3 килограмма 300 граммов, рост — 53 сантиметра. Он чуть недоношенный. Как и остальных детей, родила его на две недели раньше срока. Мои дети никогда не ждали, пока лягу в роддом — схватки всегда начинались дома. Бывало, варю борщ или навожу порядок — как прихватит! Тут же вызываю мужа. Он, где бы ни был, приезжает и везет меня на автобусе в роддом. С нами гурьба ребятишек — они обожают кататься, поэтому тоже набиваются в салон. До роддома ехать более получаса. К счастью, даже несмотря на снежные заносы, пока меня всегда удавалось доставить вовремя. В этот раз схватки тоже начались дома. Я, правда, ничего не делала. Беременность протекала тяжелее, чем обычно, поэтому последние несколько недель в основном лежала.

— Если в этот раз было так тяжело, то, может быть, на 20-м ребенке остановитесь?

 — Не могу ничего обещать, — улыбается Леонора. — Вера запрещает нам что-либо планировать. Как Бог даст, так и будет. К тому же, не такие уж мы с Яношем и старые — люди и после 45-ти рожают. У меня после родов всегда есть молоко, всех малышей кормлю минимум до десяти месяцев. В черновицком роддоме меня уже знают все врачи — так получается, что приезжаю к ним каждый год.

— Выходит, вы знали, что у вас будет большая семья?

 — Конечно. Я сама из многодетной семьи — нас у мамы было четырнадцать. Еще в юности часто снилось, что у меня с десяток детей. Но о том, что побью все рекорды, не могла и подумать. Когда 20 лет назад мы с Яношем поженились, я почти сразу забеременела.

— А познакомились вы где?

 — На собрании в доме молитвы, — отвечает Янош. — Если хотите услышать романтическую историю, то вы не по адресу — у нас все происходит совсем не так. Никаких свиданий и прогулок под луной. Леонора мне понравилась, я сообщил об этом старшим товарищам на собрании, а они сказали ей, что я хочу на ней жениться. На собрании нас и поженили. Выражение «сыграли свадьбу» тоже не о нас — закатывать пир горой у нас не принято. Пришли родные и друзья по собранию, посидели за столом. И никакого спиртного.

 — Праздники мы тоже не отмечаем, — добавляет Леонора. — Ни религиозные, ни светские. Завтра малышу исполняется месяц, но никакого торжества не будет. Янош родом из Венгрии, и когда мы поженились, стал вопрос о том, где будем жить: у меня на родине или у него. Моя семья жила небогато. Единственное, что у нас было, — скромный домик с двумя комнатами и небелеными стенами. У Яноша условия куда лучше. Но мы решили остаться здесь.

 — Сейчас вы сидите в этом скромном домике, — улыбается Янош. — Двадцать лет назад здесь действительно не было ничего. Но мы, как видите, смогли обустроить свое гнездышко. Кстати, не пора ли вам получше его рассмотреть?

Живет многодетное семейство в основном за счет гуманитарной помощи от дома молитвы
Когда мы зашли в большую столовую, все дети уже сидели на своих местах. Старшие девочки накладывали еду младшим, дети по-хозяйски расставляли на столе кастрюли с супом и многочисленные тарелки с мясными блюдами.

— Ничего себе стол! — не могу скрыть восхищения.

 — У нас по воскресеньям всегда так, — говорит Леонора. — Начинаем с девочками готовить в субботу, и когда муж с детьми возвращается с собрания, обед уже готов. На десерт будет еще несколько желейных тортов. Часто люди поражаются, как мне одной удается накормить такую ораву. На самом деле это не так сложно. Просто готовишь не трехлитровую кастрюлю борща, а семилитровую. Делаешь не две тарелки салата, а десять. Бывает, дети все не съедают и борщ остается на следующий день. В таком случае готовить приходится меньше. Продукты закупаем оптом. Мы не покупаем, например, пачку маргарина. Если берем, то сразу десять килограммов.

— А как вы питаетесь? — спрашиваю у многодетной матери. — Все-таки, чтобы родить 20 детей, нужно иметь хорошее здоровье.

-  Так же, как все. Круглый год ем и мясо, и сладкое, ни в чем себя не ограничиваю. Если хочешь оставаться здоровым, надо удовлетворять потребности своего организма.

Внезапно раздается пронзительный крик — это годовалые братья-близнецы. Девочки начинают их успокаивать, младшие ребята вскакивают со своих мест, пытаясь выяснить, что произошло.

 — Не обращайте внимания, это еще тихо, — улыбается Янош. — Иногда стоит такой шум, что посторонний человек не может здесь находиться — голова раскалывается на части. Но мы за двадцать лет привыкли. Надо понимать, что у каждого ребенка свой характер, к каждому нужен индивидуальный подход. Бывает, правда, что слова не помогают. Тогда я как любой нормальный родитель могу и выпороть. А как иначе? Дети не должны расти с мыслью, что им все дозволено.

 — Но тех, кому 14 и больше, выпороть не получается, — говорит Леонора. — К ним можно достучаться только словами. К счастью, до сих пор у нас проблем с детьми не возникало — переходный период все переживали нормально. Старший сын пять месяцев назад женился, они с невесткой живут отдельно.

— Работает?

 — Да, на стройке, — говорит Янош. — 19-летние тоже сами зарабатывают деньги — дочка работает швеей, сын строителем. Высшего образования пока никто не хочет. Да и нам проще — какая-никакая помощь. А уедут в город — все обязанности лягут на плечи матери. У нас ведь есть небольшое хозяйство — свиньи и куры. И пять соток земли.

Янош работает охранником на местном предприятии. Живет многодетное семейство в основном за счет гуманитарной помощи от дома молитвы. Как ни странно, даже после рождения двадцатого ребенка Леоноре не дали статуса матери-героини.

 — Я сам не знаю, как такое могло получиться, — прокомментировал «ФАКТАМ» ситуацию председатель Острицкого сельсовета Василий Цуркан. — Каждый год подаю в областной совет списки претенденток на это звание. Но проблема в том, что их у нас слишком много — в этом году в список попали 92 семьи. А из-за «экономии государственных средств» этот статус дают далеко не всем. Но, я думаю, Леонора его все-таки получит. Двадцатый ребенок в семье Намени стал настоящей сенсацией, и губернатор области взял этот вопрос на личный контроль.

Когда наша беседа подошла к концу, меня вызвались проводить семеро ребятишек Намени. По дороге к ним присоединились и соседские дети.

 — Это двоюродные сестры — дети брата Леоноры, — объясняет Янош. — У него их четырнадцать. Наверное, со стороны выглядит странно, но это наша жизнь. Бывает, устаешь, нервничаешь, но стоит прийти домой после тяжелого рабочего дня и увидеть двадцать счастливых лиц, как забываешь обо всем. Они все твои, радуются тебе и всегда тебя ждут. Ради этого стоит жить.

  << Попередня До списку Наступна >>  


Голосуй!

Лауреати минулих років