Карта сайта Главная страница Контакты

Газета “Факти” про претендентів

Прыгая с дамбы, 15-летний житель Киевской области оступился и напоролся на торчавшие из бетонного ограждения металлические штыри. Одна из арматур пронзила его насквозь. Прыгая с дамбы, 15-летний житель Киевской области оступился и напоролся на торчавшие из бетонного ограждения металлические штыри. Одна из арматур пронзила его насквозь.
25.06.2010 00:13:56

Лишь благодаря спасателям и находчивым отдыхающим (среди которых, как оказалось, был и сотрудник "ФАКТОВ") парня удалось спасти.

«Дядя, помогите, я тут умираю. Снимите меня... » — просил мальчуган. — Но как я мог его снять, если у него из спины торчал штырь?.. »

Екатерина Копанева, «ФАКТЫ»

25.06.2010

Этот жаркий воскресный день 15-летний Валера из села Трилесы Фастовского района Киевской области решил провести с друзьями у реки. Ребята устроили пикник, искупались в небольшом ставке, а под вечер решили пойти на речку Каменка. Хоть арендаторы и запрещали там плавать, как отказать себе в удовольствии прыгнуть с моста в холодную воду? Около шести часов вечера, когда мальчишки пришли на речку, там уже почти не осталось отдыхающих. Ребята с ходу побежали на мост. Тогда Валера и предположить не мог, что оттуда его заберут врачи скорой помощи и сотрудники МЧС.

"Сверху было видно, что арматура проткнула парня насквозь - впилась в живот и вышла через спину"

 - Что, опять рассказывать? - слабо улыбнулся Валера, узнав о приезде журналиста "ФАКТОВ". Его левая рука загипсована, забинтованную глубокую рану на животе он прикрыл простыней. - Наверное, уже вся область знает о том, что со мной случилось. И все упрекают: зачем, мол, полез на мост? Да я сколько живу в этом селе - столько с того моста и прыгаю. Мы с ребятами все детство на Каменке провели. Сам не знаю, как так получилось, что я оступился...

Ребята плескались в речке около часа. А когда уже собрались уходить, Валера решил прыгнуть последний раз.

- Я, как всегда, залез на забор и приготовился к прыжку, - вспоминает Валера. - Там внизу не сплошная река - по бокам у берега вырыты два бетонных котлована, поддерживающие уровень воды в реке. Но между ними сравнительно большое расстояние, поэтому мы всегда прыгали в реку, не боясь промахнуться и упасть на бетон. А тут с моих мокрых шортов, видимо, начала стекать вода, я неожиданно поскользнулся и полетел не прямо, а... куда-то вправо. Меня будто бы какая-то сила потянула. Падая, я увидел, что лечу... прямо на бетонную стену котлована. Помню, начал махать руками и ногами, пытаясь как-то развернуться в воздухе. И все это меньше чем за секунду, представляете? А потом вдруг... стало темно. Наверное, я потерял сознание. Открыв глаза, понял, что лежу на чем-то холодном. Вокруг бегали какие-то люди и кричали (потом я узнал, что это были мои друзья). "Почему они кричат? - думал. - Что случилось?" Моя поза была очень неудобной. По ощущениям я понял, что мои ноги не лежат, а... висят. Голова тоже висела. Хотел встать, но меня как будто что-то удерживало. Попробовал еще раз, но бесполезно - словно во мне был какой-то посторонний предмет, притягивающий меня к бетону. Тут я вдруг увидел штырь. Повернув влево шею (она при этом хрустнула и так сильно заболела!), я попытался рассмотреть, откуда он взялся. И понял, что арматура торчит... из моей спины!

Все еще не зная, что штырь проткнул меня насквозь, я попытался дотянуться до него рукой. Но и это не получилось - правая рука не доставала, а вторая, неестественно изогнувшись, была под грудью. Тело начало неметь. Я даже пальцы правой руки опустил в воду - думал, что начну что-то чувствовать. Но все так затекло... Знаете, как десна после анестезии.

- Как же ты умудрился опустить пальцы в воду? Ты же лежал на бетоне.

- Висел, - уточняет подросток. - В реке, как я уже говорил, есть два больших котлована. А на его стенах были наварены те штыри. Напоровшись на штырь, я застрял на стене так, что ноги свисали в бетонную яму, а голова - в воду. Многие не верят, что в тот момент мне совсем не было больно. Но это действительно так - все тело онемело, и я вообще ничего не чувствовал. Только звал на помощь и умолял, чтобы меня поскорее сняли с этого бетона. Но друзья ничем не могли помочь - они только с ужасом на меня смотрели. И паниковали.

- Да, зрелище было не для слабонервных, - соглашается с Валерой Олег Харченко - сотрудник редакции "ФАКТОВ", который в тот момент по счастливой случайности оказался рядом. - Мы с семьей - женой, двумя полуторагодовалыми детьми и племянницей - приехали в мое родное село Трилесы и в половину седьмого вечера на берегу Каменки были чуть не единственными отдыхающими - под вечер все начали расходиться. Только мальчишки на мосту продолжали развлекаться. Вдруг к нам подбежала какая-то девочка, на вид лет пятнадцати. "У вас мобильный телефон есть?" - запыхавшись, выпалила школьница. Я спросил, что случилось. "Там мальчик на штырь напоролся! - закричала она. - Быстрее, он под мостом". Прибежав на мост, я посмотрел вниз, и... верите, потерял дар речи. Мальчик висел на бетонной стене котлована, а из его спины торчал... большой металлический штырь. Сверху было видно, что арматура проткнула его насквозь - впилась в живот и вышла через спину.

Мы с женой начали вызывать "скорую". Но на местную станцию дозвониться не смогли, а сотрудники киевской долго не могли разобраться, почему мы звоним из Фастова и стоит ли выезжать на вызов. Поняв, что это пустая трата времени, я сел на мопед и поехал в центр села. Больница, как назло, была закрыта. Забежав в магазин, я попросил продавщицу вызвать "скорую". По пути захватил с собой местного медработника. Когда мы приехали, мальчик еще был в сознании и висел в той же позе - его голова была прямо над водой. Я нырнул в реку и, подплыв к нему, спросил, как его зовут. "Валера", - слабым голосом ответил мальчуган. - "Где ты живешь?" "Я здесь, местный, - так же тихо сказал Валера и взмолился: "Дядя, умоляю, помогите мне! Я тут умираю... Снимите меня". Но как я мог его снять, если у него из спины торчал штырь? Одно неосторожное движение - и я мог задеть ему внутренние органы.

"Он держался как настоящий мужчина - не кричал и не плакал. Просто зажмурился и терпел"

 Следующий час Олег Харченко, стоя в воде, держал голову Валеры, чтобы мальчик не захлебнулся, и все время заставлял его разговаривать - чтобы не потерял сознание.

- Дядя Олег постоянно задавал мне какие-то вопросы и уговаривал не закрывать глаза, - вспоминает Валера. - Я что-то ему рассказывал. Мне уже было невмоготу - так хотелось, чтобы меня поскорее освободили от этого штыря! Потом на помощь приплыл сосед дядя Коля. Они с дядей Олегом взяли у врача бинт и стали закрывать им мою рану - наверное, потому, что я потерял много крови. За время, пока я висел на том штыре, столько всего передумал! Фантазировал, как меня будут спасать, представлял дырку у себя в животе. Боли все еще не чувствовал - только изредка появлялось ощущение, что внутри меня все клокочет. Кто-то из соседей позвонил моей 19-летней сестре. Она так плакала, когда меня увидела! А потом закричала: "Валерочка, мама уже едет!" Вот тогда я испугался уже по-настоящему - даже о штыре забыл. Ну, думаю, теперь мне достанется за то, что с моста прыгал. По первое число влетит...

Между тем "скорая" все не ехала. Подплыв к мальчику на резиновой лодке береговой охраны, сельский медик уколол ему обезболивающее. Вскоре подоспели спасатели.

- Информация о том, что в селе Трилесы мальчик упал на арматуру, поступила к нам от сотрудников скорой помощи. Приехав на место случившегося, они поняли, что сами не справятся, - рассказывает командир пожарной части № 5 города Фастова Александр Дядюра. - Наша бригада - боец пожарной охраны, водитель и я - не теряя времени, поехали в село. Повезло еще, что я родом из Трилес и знал туда самый короткий путь. Когда мы прибыли на место, мальчик висел на арматуре, люди держали ему голову. Торчащий из его спины штырь был не меньше двадцати сантиметров. Времени на раздумья не было. Мы спустили в бетонный котлован лестницу. Мужчины, помогающие Валере, вызвались ее подержать. Так, двое человек, стоя в котловане, удерживали ее снизу, двое - сверху. Спустившись по лестнице, я перелез через котлован, прыгнул в лодку охранников, подплыл ближе к Валере и забрался на стену, на которой он висел. Спину Валеры накрыл своей курткой - чтобы его не обожгли искры от бензореза.

Спилив торчащую из спины часть штыря, я позвал на помощь людей. Спилить арматуру снизу было невозможно - она была приварена к бетону, а поднимать мальчика и пилить было бы слишком рискованно. Поэтому решили просто... снять его со штыря. Двое мужчин взяли Валеру за ноги, двое за руки и "на счет три" одновременно резко подняли его вверх. Хорошо, что люди вовремя сориентировались. Подними его кто-то на долю секунды позже, мы бы ему точно что-то порвали. Но все внимательно меня слушали и не паниковали.

В отличие от людей на берегу. Они причитали: "Вы же его убьете!" - и чуть было все не испортили. Сначала кричали, мол, быстрее что-нибудь делайте, а когда я взял бензорез, сестра Валеры завопила: "Не режьте его!" От этого душераздирающего крика у меня даже руки задрожали. К счастью, смог совладать с собой.

- Пока спасатель пилил арматуру, мы подстраховывали Валеру внизу. Видите, до сих пор следы от искр остались, - говорит Олег Харченко, показывая многочисленные точки на руках. - Валерка держался как настоящий мужчина - не кричал, не плакал. Зажмурил глаза и терпел.

- Неужели тебе не было страшно? - интересуюсь у мальчугана. - Один звук бензореза чего стоит...

- Что вы, какое там "страшно"! - отмахивается Валера. - Наоборот, радовался, что меня наконец начали снимать. Казалось, что я на том штыре часа два провисел. А тут "клац" - штырь спилили, меня подняли, положили на носилки и на лодке отвезли к машине скорой помощи. Тело по-прежнему было занемевшее. Только когда меня снимали, я почувствовал, как в животе что-то зашевелилось.

"Первые две ночи мне постоянно снилось одно и то же: как я бах - и падаю, бах - и падаю. Будто кто-то прокручивал этот эпизод на видео"

Медики Фастовской райбольницы были поражены - металлический штырь не задел ни один жизненно важный орган! Мальчик родился в рубашке - попади арматура на несколько миллиметров правее или левее, неизвестно, чем бы все закончилось. Ему в тот же день сделали операцию, которая, к счастью, прошла успешно. По словам врача Олега Яблонюка, штырь зашел и вышел подкожно, поэтому Валера отделался глубокой раной в животе и переломом руки.

- Надеюсь, до конца июня я выздоровею, - бодро говорит Валера. - У меня ведь столько планов на лето! Да еще экзамены - я же девятый класс заканчиваю. Одноклассники уже все сдали, а мне еще три экзамена осталось. Но рана быстро заживет - это я точно знаю. Уже и вставать могу, и даже по комнате пройтись. И у меня ничего не болит, честное слово! Только рука чуть-чуть ноет. А рана два-три дня после операции поболела и перестала.

- Ну что, не ругала тебя мама?

- Не-а, - расплылся в улыбке мальчишка. - Я же еще лежу, болею. Куда меня ругать? Она так плакала в больнице! Но на мост мне теперь точно вход воспрещен.

- А ты еще собирался оттуда прыгать?!

- Нет, с меня хватит! - качает головой Валера. - Напрыгался уже. И друзья, думаю, к этому мосту больше не подойдут. Знаете, первые две ночи после случившегося мне постоянно снилось одно и то же: как я бах - и падаю, бах - и падаю. Будто кто-то постоянно прокручивал этот эпизод на видео. Но купаться в речке, конечно, буду.

- Неужто такая хорошая река?

- Ага, хорошая, - смеется мальчик. - На дне полно битого стекла, грязи. Но она там единственная, мы к ней привыкли. Кстати, этих штырей на стенке котлована раньше не было - они только в этом году появились. И зачем их приварили?

- Видимо, сетку хотели установить, - говорит Олег Харченко. - Это арендаторы, от них все беды. За десять лет здесь поменялось четыре арендатора, и один хуже другого: запрещают ловить рыбу, ломают детям удочки, могут даже избить. Несколько рыбаков при загадочных обстоятельствах погибли. Нынешние арендаторы зимой приварили эти штыри, а работы так и не закончили. Знают ведь, что дети все равно будут прыгать с того моста и что это место и без арматуры опасное. Сколько здесь было несчастных случаев!

- Старожилы всегда ловили здесь рыбу, а теперь пришли незнакомцы и чуть ли не убивают за это, - поддерживает Олега односельчанин Саша. - Друг из соседнего села рассказывал, что у них была такая же ситуация. Закончилось тем, что жители написали главе сельсовета коллективную жалобу и землю перестали сдавать в аренду. Но у нас этот номер не проходит - сколько ни жаловались, бесполезно.

После случая с Валерой на торчавшие из стены котлована штыри наварили каркас.

- Если забрать землю у арендаторов, она станет коммунальной собственностью, содержать и приводить в порядок которую нам не позволяет бюджет, - прокомментировала "ФАКТАМ" ситуацию секретарь сельсовета Трилес Валентина Александровна. - Местных жителей можно, конечно, понять, но арендаторы хотя бы кое-как ухаживают за землей. В нынешней ситуации для нас это единственный выход.

  << Попередня До списку Наступна >>  


Голосуй!

Лауреати минулих років