Карта сайта Главная страница Контакты

Газета “Факти” про претендентів

В Красилове Хмельницкой области 22-летнего рабочего, выкапывавшего дренажный колодец, засыпало четырьмя тоннами(!) земли. В Красилове Хмельницкой области 22-летнего рабочего, выкапывавшего дренажный колодец, засыпало четырьмя тоннами(!) земли.
27.08.2010 00:15:02

Парень провел под завалами около получаса и лишь благодаря быстрой реакции местного жителя остался жив

«Засыпанный с головой, я будто видел все, что происходило на поверхности: бегающих возле колодца рабочих и бабушку в толпе, читающую молитву... »

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ» (Хмельницкий-Киев)

27.08.2010

"На помощь! Там человека землей засыпало!" - услышал 52-летний житель Красилова Хмельницкой области Дмитрий, проходя мимо городского рынка. Обернувшись, мужчина увидел странную картину: возле магазина техники в растерянности бегали трое парней и с ужасом смотрели на засыпанную землей яму, очевидно, вырытую для колодца. Разобрав из их бессвязной речи, что в яме находится человек, Дмитрий поспешил на помощь. Не теряя ни секунды, мужчина начал разгребать завалы руками.

"Ты жив?" - закричал я, наклонившись к яме. "Пока да", - послышалось из-под земли"

Вот уже несколько лет 22-летний Виктор копает колодцы. Заработок хоть и небольшой, а в нынешние времена и то хлеб. При этом Виктор уверяет, что работа ему даже нравится.

- В тот день мы с напарником копали дренажный колодец возле местного магазина техники, - вспоминает Виктор. - Когда глубина ямы достигла пяти метров и мы должны были ставить поддерживающий стенки колодца круг, наткнулись на деревянные балки. Три из них вытащили на поверхность. Мне еще не понравилось, что даже на такой приличной глубине по-прежнему был насыпной грунт - обычно он бывает только на первом метре, а дальше идут глина и чернозем. Но не бросать же из-за этого недоделанную работу. Мой напарник, который в тот момент находился в яме, вдруг пожаловался на тошноту и головную боль. Видимо, сказались последствия невыносимой жары. Он вылез на поверхность, а я вместо него полез вниз. Оставалось только вытянуть последнюю балку и поставить кольцо. Но, как только я к ней прикоснулся, увидел, что передо мной сыплется земля. А в следующую секунду оказался под завалом.

Это случилось мгновенно. Я так и застыл в одной позе: стоя, с поднятой вверх правой рукой. Попытался открыть глаза, но не смог - веки засыпало землей. Не получилось даже пошевелить пальцами - все застыло, будто меня закатали в бетон. Понял, что меня засыпало тем самым насыпным грунтом и начал соображать, что делать. Пытаться разгрести землю руками? Но как, если не могу пошевелиться! Кричать? Звать на помощь? Отрыв рот, я почувствовал, как туда попала земля. Мягкая, вязкая и очень невкусная. Я попробовал закричать.

- Его почти не было слышно, - вспоминает подсобник Сережа, который в тот момент находился рядом с рабочими. - Из-под земли доносились какие-то приглушенные звуки. Прислушавшись, мы смогли разобрать: "Вызовите пожарных! Помогите!" Но какие там пожарные! В том состоянии мы вообще ничего не соображали и уж тем более не могли додуматься позвонить 101. У меня все дрожало внутри, напарник Вити Дима и вовсе запаниковал. С перепугу мы начали бегать вокруг колодца и звать на помощь.

- И крутить ручку лебедки (приспособление для подъема тяжестей. - Авт.), - добавляет Виктор. - Этим они, сами того не понимая, сделали мне только хуже. Дело в том, что, когда меня засыпало, я под тяжестью земли оступился и напоролся левой ногой на острый деревянный штырь. Все не мог понять, почему так болит нога. А когда они стали крутить ручку, этот штырь начал подниматься вверх. На него наматывало мою ногу, представляете? Боль была адская. Я поднял крик. Наверное, ребята услышали мои вопли, потому что через пару минут штырь перестал вертеться. Тем временем мне становилось нечем дышать. Замедляя дыхание, я пытался задержать в легких кислород. Но с каждой секундой его становилось все меньше. Это было самое страшное. В голову полезли жуткие мысли о том, что меня никто не спасет и я так и умру под завалами. Думал, что у меня уже нет ноги - настолько сильной была боль. Из-за нехватки кислорода начало болеть сердце, закружилась голова, затошнило. В какие-то секунды мне казалось, что откуда-то появлялась слабая струя воздуха. Я ухватывался за нее, как за соломинку, и жадно дышал. Но потом воздух опять заканчивался. Это была борьба между жизнью и смертью.

Что происходило на поверхности, не слышал. По звукам догадывался, что там происходит какая-то суматоха. "Никто ничего не делает, - с ужасом думал я. - Они даже не пытаются меня спасти". Уже почти смирился с неизбежностью. В какой-то момент стало совсем нечем дышать. И я увидел... людей. Толпу людей, собравшуюся около засыпанного землей колодца. Я будто наблюдал за ними сверху. Отчетливо помню мечущихся возле колодца Диму и подсобников, какую-то бабушку в толпе, со слезами на глазах читающую "Отче наш". И отовсюду крики: "Вы ему уже не поможете! Мы его не поднимем!" А потом страшное видение вдруг прервалось, и я увидел... карусели. Старые карусели в моем дворе, на которых катался в детстве. Внезапно на них появился до ужаса знакомый мне мальчуган с мороженым в руке. Ребенок внимательно на меня посмотрел, улыбнулся и продолжил кататься. Я все присматривался к нему, пытаясь понять, кого же он мне так напоминает. А потом вдруг понял, что этот чумазый улыбающийся мальчишка... я в детстве. Наверное, в тот момент у меня уже была клиническая смерть. Потом все опять потемнело, и я услышал какие-то толчки наверху. Это был дядя Митя.

Как позже выяснится, 52-летний Дмитрий оказался возле ямы, в которую провалился Виктор, абсолютно случайно. Обычно он возвращается домой другой дорогой, но тут почему-то решил пойти мимо рынка.

- Ноги сами туда понесли, - разводит руками Дмитрий. - Не успел подойти к базару, как увидел Витиных напарников. Ребята паниковали, вокруг собралась толпа зевак. Женщины с базара причитали, молились, но как-то помочь или хотя бы вызвать спасателей не додумался никто. Все просто стояли и ждали, что будет дальше. Я кинулся разгребать завалы руками. "Он уже минут двадцать там! - всхлипнула стоявшая рядом женщина. - Задохнулся, наверное". "Вызовите МЧС!" - приказал я и, наклонившись над ямой, закричал: "Ты жив?" В ответ - тишина. А через несколько секунд из-под земли раздался приглушенный голос: "Пока да". Мы переговаривались несколько минут. А потом Витя затих. Вот тогда-то я испугался по-настоящему. И начал рыть еще быстрее. Ко мне подключился Дима. Мы долго разгребали завалы, но Витю найти не могли. Я уже совсем было отчаялся. И вдруг нащупал... руку. "Твоя рука?" - окликнул я Витю. Несколько минут он молчал. А потом послышалось тихое: "Моя". Он все-таки был жив!

"Мне говорили, что под четырьмя тоннами земли может легко прогнуться металлический прилавок. А у меня даже сотрясения нет"

- Я уже и не надеялся, что меня кто-то будет раскапывать, - признается Витя. - После тех видений был уверен, что умер. Когда же началась вся эта суматоха, мне показалось, что кто-то прыгает по колодцу. Все тряслось, земля надо мной будто бы проваливалась. "Они что, с ума сошли?! - думал я. - Хотят окончательно меня здесь утрамбовать?" Как говорил с дядей Митей, не помню. А когда понял, что меня все-таки начали спасать, испугался, что могут нечаянно ударить по голове лопатой.

- Но мы же понимали, что делаем, - говорит Дмитрий. - Поэтому только руками тебя и откапывали. А потом подсобники принесли ведра, которыми мы начали разгребать землю. Процесс пошел гораздо быстрее. Так и голову откопали. Как только Витькина голова оказалась на поверхности, он часто-часто задышал. Мы стали хлопать его по щекам, чтобы привести в чувство. Он испуганно оглядывался по сторонам и, казалось, ничего не понимал. К тому времени уже подоспели спасатели.

На то, чтобы полностью откопать Витю, сотрудникам Красиловского управления МЧС потребовалось полтора часа.

- За это время парень несколько раз терял сознание, - рассказывает начальник Красиловского райуправления МЧС Александр Швед. - Мы подбадривали его как могли. Под конец он уже даже подсказывал нам, где и в каком положении находятся его ноги. Парень однозначно родился в рубашке - по предварительным подсчетам, его засыпало четырьмя тоннами(!) земли. И после того как мы его откопали, он еще смог самостоятельно идти!

- Я пытался помочь спасателям, - говорит Витя. - Когда верхняя часть тела уже была на свободе, начал рыть землю руками. На головокружение и слабость не обращал внимания. Главное, что был на поверхности! И хотя чувствовал себя вполне нормально, врачи настояли, чтобы я ехал в больницу. Дескать, мало того что ногу поранил, так еще и не известно, как на организме скажется стресс. Я больницы с детства на дух не переношу. Но на этот раз пришлось пролежать там целые сутки. И лишь когда медики окончательно убедились, что я здоров, отпустили домой.

Теперь всем говорю, что у меня два дня рождения. Вторым обязан прежде всего дяде Мите. До этого случая мы с ним даже толком не были знакомы. Знали друг друга наглядно, здоровались на улице. Кто бы мог подумать, что он спасет мне жизнь? С тех пор называю его не иначе как крестным отцом. И надо было ему в тот день пойти именно по этой дороге. Вот и не верь после этого в судьбу.

Как человек мог выжить, проведя минимум полчаса под четырьмя тоннами земли, не могут объяснить ни медики, ни спасатели. Такой случай в их практике впервые. Нет ответа на этот вопрос и у самого Вити.

- Наверное, дыхательный аппарат хороший, - улыбается Виктор. - Плюс армейская закалка. По нескольку пачек сигарет в день выкуриваю - и ничего, пока ни на что не жалуюсь. Кстати, видели бы вы, что случилось с сигаретами и телефоном, которые в тот день были у меня в кармане. Мобильный превратился в груду металлолома, сигареты - в обыкновенную мятую бумагу. Говорят, что под четырьмя тоннами земли может легко прогнуться металлический прилавок. А мне хоть бы хны, даже сотрясения мозга нет. Напарник Дима, кажется, пострадал даже больше, чем я. Меня ведь засыпало на его глазах. Дядя Митя рассказывал, что, пока меня спасали, Димка чуть в обморок не упал от переживаний. До сих пор не может об этом спокойно говорить.

- Вы, наверное, после этого поменяли работу? - интересуюсь у Вити.

- Нет, что вы! - искренне удивляется мой собеседник. - Уже на следующий день я поехал в Изяслав копать очередной колодец. Не поверите, но моя работа мне действительно нравится. Да и к тому же, разве это первое приключение? Несколько раз на глубине десяти метров у меня обрывался трос. Не засыпало, правда, ни разу. Родные, как узнали, что я опять собираюсь взяться за старое, такое мне устроили! От жены по первое число влетело. А мама пришла и протянула мне... конверт с пятью тысячами гривен: "С именинами тебя, сынок! Вот тебе деньги, только умоляю тебя, не езжай ты больше к тем проклятым колодцам".

- А вы?

- А что я? От денег отказался и уже утром был в Изяславе. Следующий раз буду поосторожнее с балками, вот и все. Неужели вы думаете, что могу так просто бросить любимое дело? Да никогда в жизни!

  << Попередня До списку Наступна >>  


Голосуй!

Лауреати минулих років